[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]

— Следили они и за муравьями, как те беспрестанно ползали взад и вперёд по дорожке и тащили к жилищу огромные и тяжёлые, в сравнении с их ростом, ноши.

Наблюдая вместе с ребёнком, мать предупреждала его, как ему следует относиться к разным насекомым, а также животным и растениям. Когда Лёша подрос, оказалось необходимым вызвать у него правильное отношение к вредным насекомым.

Лёша знал, что мухи вредны: они перепросят заразу. Не подпуская к себе мух, Лёша вначале только отгонял их. Ему никак не удавалось поймать муху. Позднее, когда мальчик стал более ловким в движениях, он уже ловил их свободно. Поймав муху, он вначале ее рассматривал со всех сторон. Затем мать увидела, как он пытается оторвать ей крылья и лапки. Возникла новая забота: научить сына, уничтожая вредное насекомое, не мучить его. Иногда она возбуждала у Лёши жалость к насекомому как к живому существу, которому больно. Опиралась она и па то, что муха ведь не понимает, что делает, поэтому она и не виновата. За то, что она вредная, убить ее надо, учила мать, но мучить при этом не следует. Лёша с матерью соглашался. При ней он этого не делал, но у неё не было ещё твёрдой уверенности, что и сам, оставшись один, он будет поступать так же.

Насторожённость матери оказалась не напрасной. Однажды она увидела, как Лёша, поймав муху, со злорадством и хищным огоньком в гла­зах сказал:

— A-а! Г1опа-а-лась!..

Он готов был ее терзать.

Мать спросила его:

— Что ты хочешь с ней делать?

Лёша смутился и стал оправдываться:

— А чего она тут ползает?!

— Это верно. Ползать тут ей нечего. Возьми вот эту бумажку, убей муху и выброси, а потом вымой руки. А мучить ее нельзя.

- А чего она к нам грязь заносит? Вот оторвать ей лапы и крылья, будет знать тогда!..

— Лёша, она ведь не умеет понимать, как ты. Она ведь не собиралась приносить тебе грязь. Она даже так и думать не умеет. А ты ее му­чить хочешь?!

Лёша во время этого разговора держал муху в кулаке. Он ещё не сдавался.

— А вот если ты ее мучить начнёшь, — про­должала мать, — ты сам разве от этого лучше будешь? Как ты думаешь? — Лёша молчал. Над этим он не задумывался. — Я тебе скажу, ка­кой ты будешь. Ты будешь злой, неприятный и нехороший. Хороший человек не может мучить. Если начнёшь мучить ее, ты сам станешь хуже. А этого разве тебе хочется?

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive] [an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]